«Фосагро»: бизнес всегда найдет путь

Генеральный директор крупнейшего российского предприятия по производству фосфоросодержащих удобрений «Фосагро» Андрей Гурьев рассказал  о ситуации в отрасли, о планах и работе в нынешних условиях напряженных отношений с западными странами и потенциале российского и мирового рынка минеральных удобрений.

Санкции,  валюта и кредиты

— Как уже введенные санкции и потенциально расширенные санкции отразились на работе вашей компании и отрасли?

— То количество барьеров, которое существует сегодня в мире относительно российских производителей минеральных удобрений, вызывает тревогу. В принципе, мы живем в этих условиях уже в течение последних 20 лет. В Европе — это 6,5% ввозная пошлина на удобрения, а также 47 евро за тонну на аммиачную селитру. Такие же санкции действуют и в США на российский DAP. В Аргентине — пошлина 6%.

Наша отрасль уже давно так живет, мы делаем ставку на наше правительство и те механизмы ВТО, которые сегодня должны нам помочь защитить нас как производителей, помочь нам отстоять именно наши интересы на зарубежных рынках.

— Готовы ли вы заключать экспортные контракты в рублях? И как оцениваете издержки, которые могут возникнуть в этом случае?

— Здесь издержки возникают, в первую очередь, на конвертации, но в принципе рубль конвертируемая валюта, и с точки зрения механизма такой вариант возможен. Пойдут ли на это наши потребители сказать сложно, вопрос до конца не прорабатывали. Конечно же, основная валюта сегодня — это доллар, по которому осуществляются контракты. Но здесь может быть масса вариантов — не только рубль, но и другие: йена, юань, гонконгский и сингапурский доллары. Думаю, бизнес всегда найдет путь.

— Есть ли у Вас план действий на случай ухудшения условий кредитования со стороны западных банков?

— Этот вопрос сегодня интересует всех. Мы внимательно смотрим на политическую ситуацию, которая происходит сегодня в мире, на возможные санкции. Но, что касается, наверное, всех экспортоориентированных компаний, мы сегодня видим большую активность азиатских банков в РФ. И с ними также ведутся переговоры как о возможно финансировании, рефинансировании, а также о возможности использовании их финансовых инструментов в виде бондов, облигаций или участия на рынке капитала и так далее. Мы не стоим на месте, и это дает нам шанс сегодня задуматься.

— Сказывается ли текущая ситуация по планам на капитальные затраты? Ранее вы анонсировали их объем в 2014 году на уровне 16-17 миллиардов рублей.

— Мы начали программу оптимизации производства два года назад. Проделана очень большая работа и сегодня мы готовы встретить любые проблемы достаточно уверенно.

Азиатский и африканский бум

— Говоря о мировом рынке удобрений — прошел ли период спада, который был поддержан калийным скандалом в середине прошлого года? И какова сейчас ситуация с ценами на калийные и комплексные удобрения?

— Думаю, что наша отчетность за первый квартал продемонстрировала отличные финансовые результаты. Мы в секторе стали лучшими, нарастили объём производства, и можно с уверенностью сказать, что тот кризис, который был, успешно преодолен нашей компанией и сегодня мы даже лучше, чем были до него.

Что касается цен, то с четвертого квартала 2013 года цены FOB выросли с 360 до 485 долларов за тонну. Сегодня цены немного припали, и на конец мая находятся на уровне 440 долларов. В принципе, стабилизация цен и рынка произошли, но впереди ожидаем приход Индии на рынок, которая недовносила удобрения в течение двух последних лет. Кроме того, там завершились выборы. Сегодня с большим отрывом победила партия, у которой есть большинство в парламенте и которая славилась своими экономическими реформами. Поэтому у нас достаточно большие надежды, что Индия начнет покупать в больших объёмах, учитывая также, что местная валюта укрепилась с 69 рупий за доллар до 60.

— Что насчет Китая?

— Это крупный рынок сбыта для калия. Азотные и фосфорные удобрений удобрения Китай сам производит.

— Но ранее вы озвучивали намерение расширить свое присутствие там. Сохранилось ли такое желание?

— Тогда мы говорили об открытии офиса в Сингапуре, который будет заниматься поставками удобрений на рынки Юго-Восточной Азии. Он был открыт, успешно работает. Регион для нас крайне интересен: мы будем инвестировать в нашу торговую сеть, увеличивать каналы сбыта и объемы продаж.

— Какой объем продукции планируете там реализовать в текущем году?

— Думаю, минимум 500 тысяч тонн. Регион очень быстро развивается, будем активно наращивать продажи — минимум по 10% в год.

Основной потребитель там — Таиланд, Малайзия, Вьетнам. Кроме того, очень интересным рынком становится рынок Африки, который активно развивается. Мы видим большой потенциал для роста там. Может, не в следующем году, но в перспективе 3-5 лет.

— А какой объем поставок туда был в 2013 году? В 2012 году «Фосагро» увеличил поставки в Африку в 4,7 раза — до почти 250 тысяч тонн.

— Тот же сингапурский офис справится. Сложно говорить о потенциале поставок, тяжело понять, как будет происходить рост. Он долго стоял, но в последние годы вырос.

Новые регионы

— Интересны ли компании поставки в Австралию и Новую Зеландию?

— У них есть собственное сырье, и они сами производят удобрения. Мы не делали туда больших поставок. Но сегодня рынок настолько глобальный, что, может, если будет хорошая цена, то продадим туда. Сегодня мы продаем свою продукцию в более чем 100 стран мира. Это связано не только с премиальной продукцией, которую мы производим, но и со снижением рисков зависимости от одного рынка или одного локального или регионального кризиса.

— Сохраняете ли планы открыть собственного трейдера в Америке в текущем году?

— Думаю, если все у нас получится, то откроем в этом году.

— На каком из двух континентов?

— Пока выбираем. Открытие офиса — это не ткнуть пальцем в карту.

Вера в Украину

— А если говорить про Украину: в декабре 2013 года Вы называли свое присутствие на этом рынке «недостаточным». Как текущая ситуация в стране влияет на ваши планы по увеличению поставок туда?

— В этом году мы планировали поставить 250 тысяч тонн нашей продукции на Украину. На сегодняшний момент мы поставили около 25 тысяч тонн. И поставляли даже уже в тот момент, когда происходила эскалация конфликта. Работаем по предоплате, политическая ситуация вносит корректировки в наши планы. Но я верю, что все благополучно разрешится в этой стране.

— А проблемы с поставками и контрактами возникали?

— Нет, в принципе, мы до сих пор продолжаем грузить нашу продукцию на Украину.

— А в 2013 году сколько поставили на украинский рынок?

— 150 тысяч тонн.

Потенциал России

— Сбыт на рынке России и СНГ вырос у компании за последние два года в полтора раза, как Вы озвучивали ранее — до более 1,5 миллиона тонн. А чего ожидаете в 2014 году?

— Перед нами стоит задача удержать объем и рынок. Ну, и по возможности нарастить. Сегодня продолжаем работать в этом направлении. Рынок в последнее время колебался и не рос теми темпами, которые были до 2011 года. Сегодня он стабильно застагнирован.

Но важно понимать, что та работа, которую ведут сегодня большие сельскохозяйственные холдинги на территории РФ, приносит свои плоды.

Компании покупают в значительно нужной мере и минудобрения и ГСМ, и сами растут и наращивают объем земли в оборот. Какие стимулы могут быть по увеличению минудобрений? Их достаточно много. Здесь просто нужно поговорить о том, сколько их вносится и сколько должно вноситься.

Приведу пример, что сегодня в среднем в России на гектар вносится 38 килограмм всех минудобрений, в развитых странах эта цифра может достигать 100-150 килограмм, в Европе — 180 килограмм. То есть если мы применим у себя такую интенсивную программу по производству сельхозкультур, то можем в 2-3 раза нарастить потребление в РФ. Конечно, для этого и государство должно дать определенные стимулы фермерам и большим корпорациям.

Перспективы роста

— Какой в Вашей стратегии заложен среднегодовой рост производства?

— Стараемся поддерживать его на уровне 6-8% в год. Нам это, в принципе, удается.

— Сегодня в рамках встречи с врио губернатора Мурманской области Вы обсуждали стратегическое развитие региона. И сказали, что после 2017 года там возможно организация нового производства «Фосагро» в случае решения там вопроса с газоснабжением. Если смотреть в долгосрочной перспективе, при реализации данной инициативы, насколько может компания увеличить свой объем выпуска?

— Это вопрос еще на такой ранней стадии проработки, что здесь очень много вопросов. Как к Газпрому, так и от области к ним. Сегодня мы попытались сформировать объем наших пожеланий по объемам. В первом приближении это могла бы быть 1,2 миллиарда кубических метров газа. С учетом решения инфраструктурных вопросов 200 миллионов кубометров могли бы пойти на замещение мазута, что выгодно с точки зрения энергоэффективности. А в случае рассмотрения принятия решения о строительстве комплекса минеральных удобрений — до 1 миллиарда кубометров — на производство аммиака. Мы понимаем, сколько это стоит, но тем не менее огромное количество вопросов еще есть: когда будет газ, сколько его будет, как он будет проходить. Но что важно, так это поддержка со стороны региона и правительства.

Газ необходим Мурманской области и ее предприятиям, и принесет большой стимул для развития региона. Особенно учитывая, что это единственный в России незамерзающий зимой порт. Поэтому любая логистика оттуда нашей продукции даст нам необходимый синергетический эффект.

Слияние активов

— В начале мая завершили процесс присоединения «БМУ» к «Апатиту». А когда компания намерена провести слияние всех своих производственных активов под одним предприятием?

— Рассчитываем провести в первом половине 2015 года.

— На базе какого предприятия?

— Скорее всего, все будет слито под «Апатит». Может быть, будет изменено название предприятия. Я пока точно не готов сказать, но процесс идет.

— А когда может произойти переход на единую акцию?

— Переход на единую акцию можно обсуждать, но в краткосрочной перспективе пока не вижу смысла это делать. Мы компания, которая постепенно работает, но доводит дело до конца.

Оригинал материала: РИА Новости