Земельные грабители

Местные общины оказались согнаны со своих земель из-за экспансии земельного бизнеса в штате Мату-Гросу-ду-Сул, Бразилия. Автор фото Кристиано Наварро.

Пенсионный гигант, компания TIAA, ведет за собой глобальное уничтожение лесов и лишает малое фермерство средств к существованию.

Если Вы работаете в в академических, научно-исследовательских, медицинских или культурных областях, ваша пенсия скорее всего управляется такой компанией-гигантом как TIAA (ранее известная как TIAA-CREF). Компания позиционирует себя как социально ответственную организацию, однако такой тщательно культивируемый имидж оказался под угрозой из-за получивших широкую огласку случаев уничтожения окружающей среды со стороны TIAA и плохих трудовых отношений внутри самой компании. Кампания по призванию TIAA к ответу уже в процессе, ведомая группами по защите окружающей среды и правозащитниками со всего света.

TIAA входит в 100 крупнейших корпораций США, обслуживая свыше 5 миллионов работающих и ушедших в отставку сотрудников из более чем 16 тысяч учреждений. В течение последних десяти лет компания TIAA стала крупнейшим глобальным инвестором в сфере сельского хозяйства и земельного бизнеса, сосредоточив в своих руках свыше 1.6 миллионов акров земли по всему миру. В Бразилии TIAA обвиняется в обходе национальных законов, ограничивающих иностранные инвестиции в фермерские земли. Данное обвинение нашло поддержку со стороны New York Times и National Public Radio. Согласно недавнему отчету американского еженедельника The New Yorker, в Гватемале инвестиции, имеющие отношение к TIAA, были осуждены как наносящие вред окружающей среде и нарушающие права человека при производстве пальмового масла.

Инвестиции в земельные наделы постоянно повышали внимание менеджеров пенсионного фонда, как сокращающийся и часто недооцененный ресурс, который куда надежнее изменчивых финансовых рынков. TIAA имеет в управлении фермы как своих клиентов, так и фермы других пенсионных управляющих компаний, таких как шведская AP2 и канадские Caisse de dépôt et placement du Québec (CDP) и British Columbia Investment Management Corporation (bcIMC). TIAA учредила второй всемирный фермерский фонд в 2015 году, названный TIAA-CREF Global Agriculture II, и добавила в существующий список вкладчиков такие организации и пенсионные фонды, как New Mexico State Investment Council, Cummins UK Pension Plan Trustee, Environment Agency Pension Fund(Великобритания) и Greater Manchester Pension Fund(Великобритания).

По мере быстрого расширения на рынке фермерских угодий, TIAA вскоре стала основателем инициативы ООН, известной как «Принципы ответственного инвестирования в фермерские угодья», которая является одной из нескольких директив, разработанных для добровольного самоконтроля вкладов корпорациями. Сторонами, подписавшими присоединение к данным Принципам, являются институциональные инвесторы, которые поддерживают устойчивость окружающей среды, уважают труд, права человека и признание существующих земель и прав на ресурсы, а также обязательство регулярно докладывать о применении Принципов.

Тем не менее, организация Tristan Quinn-Thibodeau of ActionAid USA, партнер в кампании против TIAA, выражает сомнение, что «эти Принципы, которые были созданы компаниями для них самих же, являются чем то большим, чем просто прикрытием и инструментом пиара, чтобы развязать компаниям руки». Представители Quinn-Thibodeau пояснили, что Комитет по Всемирной Продовольственной Безопасности (КВПБ), передовая и всеобъемлющая платформа для обеспечения продовольственной безопасности, является гораздо более подходящим субъектом для адресации подобных проблем.

В обход бразильских законов

Вклады TIAA в огромном северо-восточном регионе Серрадо в Бразилии увеличились более, чем в два раза с 2012 года. Бывшая некогда одной из 25 наиболее биологически разнообразных горячих точек в мире и местом, где саванны находятся под наибольшей угрозой, сегодня приблизительно от 40 до 50 процентов ее флоры уже уничтожено, в то время как еще от 30 до 40 процентов флоры находятся в состоянии упадка. Лесные покровы вырубаются со скоростью, которую местные экологические группы называют «тревожной», в основном под механизированные сельскохозяйственные имения, выращивающие сою с большим добавлением пестицидов.

Хипариди ТопТиро, лидер движения «Мобилизация местных жителей Серрадо», рассказал общественной организации «Культурное выживание»: «Наши земли полностью окружены огромной агроиндустрией. Они отравляют наши реки и наших детей. Они летают над нами, когда опыляют свои поля, сбрасывая химикаты на нас с воздуха».

TIAA начала инвестировать в Бразилию в 2008, когда объединилась с сахарным колоссом Cosan и создала корпорацию Radar, организацию, на 81% принадлежащую TIAA. В 2010 году, в связи с ужесточением бразильских законов, ограничивающих долю иностранного капитала, другие международные инвесторы отступили, но TIAA лишь усилила приобретение земель, обходя закон через партнерские отношения с дочерними компаниями, принадлежащими Бразилии. TIAA и Cosan сформировали новую компанию, Tellus, с контрольным пакетом акций, принадлежащим Cosan.

Знак гласит: «Остановитесь: мы запрещаем пальмовым компаниям входить в эти земли», Альта-Верапас, Гватемала. Автор фото Джефф Аббот

TIAA также купила земли у местного бизнесмена Евклида Де Карли, который обвинялся депутатом штата Мараньян Мануэлем Рибейро в незаконном захвате свыше миллиона гектаров земли. По неподтвержденным данным, Де Карли нанимал вооруженные банды для изгнания местных жителей с захваченных территорий; он также обвиняется в подготовке убийств двух фермеров, оказавших сопротивление. Бразильские исследователи описывали, как «земельные хапуги», вроде Де Карли, становились собственниками крупных наделов посредством поддельных документов и взяток. «Евклид Де Карли является одним из крупнейших «хапуг» в земельном бизнесе», сообщил газете «Нью-Йорк Таймс» ЛиндонДжонсон Гонзалез Де Соуза, местный прокурор. Конфликты между «хапугами» и местными жителями ведут свое начало еще с 1950х годов.

В июле 2016, прокурор штата Пиауи аннулировал 124400 Га земель Де Карли, однако TIAA просто купила другие земли у Де Карли. «Значимость этих аннулированных прав на земли заключается в том, что это увеличивает вероятность того, что земли компании TIAA были приобретены незаконным путем», прокомментировали представители компании Quinn-Thibodeau.

Все это ставит компанию TIAA в центр бразильских земельных конфликтов. TIAA опровергает все обвинения, хотя ее собственный отчет за 2015 год по соблюдению «Принципов ответственного инвестирования в фермерские угодья» признает, что это помогает «способствовать росту местного аграрного бизнеса» в Бразилии. Финансовый гигант настаивает на том, что все приобретения были подвергнуты предварительной юридической проверке.

Сложность в проверке этих обвинений заключается в том, что TIAA отказывается разглашать имена и местонахождения ферм. Негосударственные критики настаивают на том, чтобы подобного рода информация должна быть доступна общественности, чтобы иметь возможность провести адекватную независимую проверку. Общественная организация «Социальная сеть справедливости и прав человека» (Rede Social de Justiça e Direitos Humanos), являющаяся партнером бразильской кампании против TIAA, в 2015 году опубликовала отчет, в котором утверждает, что TIAA способствует уничтожению лесов путем нелегальной скупки незаконно захваченных «хапугами» земель с уже вырубленными лесными массивами.

Экоцид в Гватемале

Большая часть сельскохозяйственных инвестиций компании TIAA в Латинской Америке включают в себя крупные производства — соя на северо-востоке, сахарный тростник на юго-востоке и пальмовое масло в Гватемале. Пальмовое масло используется везде, начиная от продуктов питания и заканчивая биодизельным топливом; его экспансия по миру растет на 10 процентов каждый год. Такая продуктивность очень быстро превратило его в наиболее популярное растительное масло в мире, подпитываемое пищевыми компаниями в их желании уйти от трансжиров. Но это также имеет и негативную сторону — журнал «Scientific American» в 2012 году опубликовал статью, в которой говориться, что вырубка лесов для производства пальмового масла существенно способствует выбросам парниковых газов. Министерство труда США считает бизнес пальмового масла худшим в мире с точки зрения условий труда.

Согласно расчетам за 2016 год природоохранной организации «Друзья Земли» компания TIAA инвестирует свыше 433 миллионов долларов в производство пальмового масла по всему миру. В Гватемале TIAA связана с компаниями «Wilmar International» и «Cargill», получающие масло от местного производителя Reforestadora de Palma de Petén SA (REPSA). Малайзийский конгломерат IOI покупает гватемальское масло у Cargill для европейских рынков.

В марте 2016 IOI была исключена из состава «Круглого стола по экологически безопасному пальмовому маслу» (Roundtable on Sustainable Palm Oil (RSPO)), организации, удостоверяющей промышленные стандарты экологической безопасности и условий труда для 17% мирового производства масла. Решение, принятое против IOI в связи с уничтожением лесов в Индонезии, вынудило такие мультинациональные пищевые гиганты как Kellogg’s и Cargill на разрыв отношений с IOI. После согласия на внесение необходимых изменений в ведении бизнеса компания IOI была восстановлена в RSPO.

Однако Адрина Джонсон, исследователь из Йоркского Университета, сомневается, что контролируемая индустрией RSPO действительно может сделать производство масла экологически безопаснее. Практику организации в прошлом можно в лучшем случае назвать неоднозначной — представитель RSPO недавно признал, что сертификация пальмового масла «не идеальна».

Второе крупное загрязнение водоемов, случившееся по вине компании REPSA; река Ла-Пасьон, Петен, Гватемала, 9 июля 2015.

REPSA выращивает 96 квадратных миль африканских пальм на севере Гватемалы, в малонаселенном районе Петен, который еще несколько десятилетий назад был почти полностью покрыт тропическими лесами. Земля, выделенная под пальмы, увеличилась почти в десять раз за период с 2000 по 2012 год, сделав Гватемалу, тем самым, четвертым крупнейшим производителем пальмового масла. И вряд ли этот рост замедлится, раз в 2010 году Министерство сельского хозяйства обнаружило, что в производстве задействовано только 15.7 процентов территории, подходящей под выращивание пальмовых деревьев.

Производство масла сосредоточено вокруг Саякче, одного из беднейших районов Гватемалы. В 2013 международное объединение Оксфам обнаружило, что на месте трети пальмовых плантаций ранее были леса, а одна четвертая часть ранее были равнины. Данный отчет, также как и данные организации по защите прав трудящихся Верит, разоблачили компанию REPSA в захвате земель, использовании принудительного труда и нарушении прав человека.

В начале 2015 года тысячи мертвых рыб было обнаружено на отмели протяженностью 100 тысяч миль ранее чистой реки Ла-Пасьон, которая протекает через Саякче. Данное происшествие убедило гватемальское Министерство окружающей среды и природных ресурсов, что катастрофа перешла в стадию экоцида. Вероятной причиной послужил колоссальный сброс в реку органического материала со стоковых резервуаров компании REPSA. В результате загрязнения 20 тысяч местных семей лишилось средств к существованию. «Люди, жившие на реке, потеряли свои дома, т.к. не могли больше погашать банковские кредиты», сообщил лидер рыбаков Эваристо Карменате.

Для проведения расследования судья по делам окружающей среды приостановил деятельность компании REPSA на 6 месяцев в сентябре 2015 года. Дело против REPSA было возбуждено организацией «Комиссия по защите жизни и природы» (Commission for the Defense of Life and Nature (CDVN)). На следующий день после суда тысячи разозленных работников компании вышли на улицы, т.к. в данном решении они видели угрозу потерять работу и, тем самым, лишиться всяких средств к существованию. Они блокировали дороги, похитили и угрожали сжечь живьем трех активистов, оккупировали местное здание суда в попытке запугать судью. Затем, прямо перед зданием суда были убиты представитель CDVN и местный учитель Ригоберто Лима Чок. Организация CDVN получала постоянные угрозы и далее. REPSA было разрешено продолжить деятельность уже в ноябре 2015, до окончания действия резолюции суда. Годом спустя единственное, что было сделано правительством, это 2 административных ордера против компании. По мнению представителей CDVN, компания REPSA просто подкупила местных судей для срыва и заморозки расследования.

В декабре 2016 американские правозащитные и природоохранные группы потребовали от гватемальского правительства защищать CDVN и прочих защитников земель. «CDVN столкнулась с угрозами жизни, клеветой и атаками со стороны сотрудников REPSA», заявил Саул Паау, представитель CDVN. «Все, что мы хотим, это чтобы виновные были привлечены к ответственности за загрязнение окружающей среды и нападения на местных жителей».

На REPSA оказали давление ее заказчики, компании Cargill и Wilmar, потребовавшие в июне 2016 года принять ряд мер по предотвращение насилия. В результате REPSA издала «Политику против насилия и запугивания» в тот же самый день. Cargill также обязалась разорвать контракты с поставщиком в случае, если проблемы не будут улажены до декабря 2016. Тем не менее, на сегодняшний день никаких действий против REPSA сделано не было.

Привлечение к ответственности

Инвестиции корпорации в TIAA фермерство и агропромышленность принесло на северо-восток Бразилии и Гватемалу нищету, загрязнение окружающей среды и насилие. Агрессивная экспансия агропромышленного комплекса, финансируемого иностранными корпорациями, лишь усугубляло ситуацию, делая любую попытку на разумное и ответственное инвестирование просто нежизнеспособной.

TIAA также массово инвестирует в США, что по оценкам ActionAid, составляет по крайней мере половину от всех активов TIAA в фермерских угодьях, что в совокупности дает 250 тысяч акров земель (свыше 100 тысяч Га). «Есть серьезные доказательства того, что спекуляция привела к росту цен, оказав, тем самым, невероятное давление на американских фермеров малого и среднего звена, многим из которых нужно арендовать землю или которым было отказано в займе», объяснили представители ActionAid. Даже если они все делают согласно закону, TIAA все еще участвует в процессе, который вынуждает многих бросать свое ремесло. Все это можно назвать как угодно, но только не «ответственное» инвестирование, как это называет TIAA.

Барьером для повышения прозрачности для индивидуальных владельцев счетов TIAA является то, что активы в Бразилии и Гватемале часто проходят через индексные фонды, взаимные фонды, портфель которых балансирует или отслеживает рынок. Это ведет к рутинному перемещению активов во время рыночных колебаний, затрудняя, тем самым, отслеживание средств. Правозащитные и природоохранные организации запустили онлайн программу «инструмент прозрачности», названную «Свободные фонды уничтожения лесов», по которой некоторые из 6500 фондов имеют вклады в пальмовое масло производителей, причастных к уничтожению лесного покрова. Планируется включение в программу других продуктов, производство которых ведет к уничтожению тропических лесов.

Лидеры кампании против TIAA надеются, что последняя сможет пойти навстречу. Их надежда опирается на успешную кампанию 2013 года, когда под давлением 20 тысяч акционеров TIAA была вынуждена разорвать отношения с компаниями, поддерживавших израильскую оккупацию Палестины. «Давление со стороны их держателей пенсионных фондов является частью убедить их пойти на встречу», заявил Джефф Конант из «Друзья Земли».

 

Jacobin magazine