Россия может стать мировым лидером на рынке зерна

В мире Россию чаще всего видят как поставщика энергетических ресурсов, и ничего более. А зависимость России от нефтяного экспорта выглядит как бомба замедленного действия, учитывая текущую тенденцию Китая и стран Запада к сокращению использования углеводородного топлива. Однако, по иронии судьбы, для России глобальное изменение климата может сыграть на пользу — страна обладает огромным потенциалом стать мировым лидером в экспорте пшеницы и производстве зерновых.

Так, за период с июля 2016 по июнь 2017 Россия поставила на экспорт 27,8 млн. тонн пшеницы — больше, чем все страны Европейского Союза. По прогнозам Министерства сельского хозяйства США, в текущем торговом году Россия укрепит свое лидерство в поставках пшеницы, увеличив экспорт до 31,5 млн. тонн. Помимо пшеницы, Россия также лидирует в экспорте кукурузы, ячменя и овса. Наряду с Украиной и Казахстаном Россия является частью силы, все больше влияющей на мировые рынки зерна.

По мнению Александра Ткачева, министра сельского хозяйства, зерно в конечном итоге вытеснит нефть в качестве крупнейшего источника экспортных доходов страны. И несмотря на то, что это не тот прорыв, о котором хотели бы говорить в Кремле (там больше надеются на технологический бум в стране), но прогноз Ткачева возможно является более реалистичным по целому ряду причин.

Первые две причины от России не зависят — это глобальное изменение климата и рост мирового населения. Мировое потребление зерна увеличивалось в среднем на 2,8% в год в период между 2011 и 2016 годами, а по данным Международного совета по зерну к 2021 году годовой рост составит 1,4%. В то же время климатичесские исследования показывают, что по сравнению с концом 80-х годов, на закате Советского Союза, сопровождавшемся упадком сельского хозяйства более чем на десятилетие, температура в зернопроизводящих регионах Евразии увеличится в среднем на 1,8 градусов к 2020 году, и до 3,9 градусов к 2050, с наибольшим потеплением в зимнее время. Это значит более продолжительный вегетационный период и, соответственно, лучшие урожаи. Большая концентрация углекислого газа в атмосфере также полезно для посевов.

Климатический фактор, вероятно, уже помогает России захватывать экспортные рынки в Азии, в то время как американские, канадские и австралийские соперники страдают от засухи.

Кроме того, климатические изменения позволят российскому сельскому хозяйству расширяться на север, в регионы, никогда до этого не использовавшиеся для выращивания зерна. Но что еще более важно, это поможет России, и, в меньшей степени, Украине и Казахстану, вернуть в оборот заброшенные в 90-е годы пахотные земли, общей площадью около 140 млн. акров (свыше 56,5 млн. Га). В России переход на капиталистическую модель экономики и почти свободная, но чрезмерно бюрократизированная торговля землей в конечном итоге привели к созданию нескольких десятков крупных сельскохозяйственных конгломератов, которые переняли западные технологии повышения урожайности. А начиная с 2005 года в связи с объявлением сельского хозяйства национальным приоритетом страны, они стали получать повышенную государственную поддержку. Эти вертикально интегрированные гиганты одновременно являются благословением для российского экспорта — ведь они стимулируют рост, и проклятьем. Так, согласно последним исследованиям, мелкий аграрный бизнес гораздо лучше и более эффективно управляет землей и достигает лучшей урожайности культур.

В этом плане у России есть некоторое преимущество, с тех пор как в начале 2000-х годов было либерализовано владение землей. На Украине ситуация хуже, так так там юридически не существует земельного рынка, что должно в какой-то степени объяснять медленный рост производства зерна за последние годы. Однако учитывая, что сейчас большая часть промышленной базы страны находится в зоне военных действий, Украине придется больше полагаться на сельское хозяйство. Кроме того, на страну оказывается давление со стороны Международного валютного фонда на предмет легализации свободной продажи земли. В то время как изменение климата больше играет на пользу холодной России, Украина также обладает огромным потенциалом в сельском хозяйстве.

В совокупности, изменение климата и рост мирового населения, в случае успешного устранения технологического отставания в сельском хозяйстве по сравнению с Западом, а также разрешения ряда бюрократических и юридических препятствий, создают огромный потенциал роста для России, Украины и Казахстана. И хотя политические пути этих стран могут расходиться, именно они могут сформировать экономическое будущее в пост-нефтяном мире.

Конечно, акцент на сельскохозяйственном экспорте по-прежнему означает зависимость от сырья и уязвимость к глобальным тенденциям в куда менее концентрированном, чем нефтяной, рынке. Так, в 2012 году Россия продавала тонну пшеницы за 350 долл., однако сегодня цена упала до 180 долл. Помимо этого, в сельском хозяйстве рост сильно зависит от государственной поддержки, в то время как в нефтяном секторе правительство может просто пассивно собирать налоги. Развитие экспортной инфраструктуры также требует деньги налогоплательщиков. Однако несмотря на все трудности, развитие сельскохозяйственного сектора в России может дать свои дивиденды в будущем, если ей удасться разработать более рентабельное производство мяса, молока и овощей, которые на текущий момент страна все еще импортирует. В какой-то степени российское правительство пыталось стимулировать это развитие, введя эмбарго на западные продукты, но пока что российским производителям не хватает опыта и ресурсов для настоящего прорыва.

BloombergView